Детей больше не хочу


Почему я не хочу больше детей

Недавно мне задали вопрос о том, почему у меня только одна дочка, почему не рожаю ей братика или сестричку. Вопрос вполне логичный, в наше время иметь одного ребенка уже странно, да) Куда ни глянь, везде многодетные мамы. Это здорово, конечно, в масштабах страны и я искренне восхищаюсь их мужеством, но точно знаю, что это не для меня.

Нет, я не чайлдфри, хотя уважаю их позицию. По крайней мере, это честно - признаться, что не любишь детей и не хочешь рожать, чтобы не портить им жизнь. Я люблю свою дочь, обожаю проводить с ней время и рожала ее осознанно, потому что очень хотела.

И тем не менее, у меня нет ни малейшего желания быть мамой двоих или троих детей. И только после вот таких вопросов задумалась, а почему, все-таки?

Итак, мои 5 причин. Или пять страхов)

1. Я уверена - женщина должна рожать столько детей, сколько в состоянии поднять в одиночку. Видимо, это отголоски детства, потому что выросла я в нищете. И очень боюсь повторения. Одного ребенка я смогу обеспечить точно, пока есть какое-никакое здоровье. Двоих-троих - точно нет.

2. Возраст. Мне 34. Во-первых, уже высок риск родить больного ребенка, во-вторых, с возрастом мы не молодеем и будут ли у меня дальше силы дать второму-третьему ребенку образование, я не уверена.

3. Боюсь упустить ребенка. Перед глазами опять же опыт своей семьи. Мой старший брат был очень активным и сложным в воспитании ребенком, были и побеги из дома, и курение в первом классе, и нежелание учиться, когда мама буквально за руку водила его в школу и сидела на уроках. Возможно, ему не хватало родительского внимания, потому что были постоянные упреки в мой адрес, что мне, как младшей, достается все самое лучшее и меня больше любят. Вот не хочу я этой борьбы младшего и старшего и очень боюсь, что моего внимания не хватит на всех.

4. Борьба за наследство. Тоже из личного опыта. Когда братья-сестры становятся совершенно чужими людьми из-за споров, кому что достанется, это ужасно. не хочу такого сценария, пусть все достанется одной моей дочери и она не узнает, что такое разочарование в собственной семье.

5. Страх умереть во время родов. До сих пор в голове звучат слова акушерки перед операцией “если сейчас срочно не прокесарим, потеряем и тебя и ребенка”. У меня были тяжелые роды и экстренное кесарево, благодаря которому мы с дочкой живы и здоровы. Хотя никаких предпосылок не было, беременность прошла идеально. И страх умереть во время родов сейчас еще сильнее, потому что не хочется осиротить дочь.

Правда, пишу я все-таки о запланированной беременности. До сих пор у меня не было абортов, Бог миловал, и если беременность вдруг случится нежданно-негаданно, то, скорее всего, этому ребенку суждено родиться. И, скорее всего, я буду даже рада и счастлива быть мамой двоих-троих детей. Но сознательно на это не пойду.

А у вас сколько детишек? Пишите, если хочется что-то сказать в ответ на мои мысли.

Спасибо за внимание и за лайки.

zen.yandex.ru

«Я НЕ ХОЧУ БОЛЬШЕ ДЕТЕЙ…» - Православный журнал "Фома"

На Интернет-форум журнала «Фома» пришло письмо от Наталии *, где затронута непростая тема – что делать, если ты, считая себя христианкой, не хочешь больше детей? И сколько вообще детей должно быть в православной семье? Письмо Наталии породило бурную дискуссию читателей – верующих и далеких от Церкви, даже отрицательно относящихся к религии как таковой.

Мы хотим познакомить вас с их мнениями и комментарием священника, поскольку с подобными вопросами обычно обращаются к духовнику.

* Имя автора письма изменено. – Ред.

Письмо в редакцию

Помогите мне разобраться в себе. Дело в том, что я не хочу больше детей. У меня сейчас дочка девяти месяцев. Вопрос стоит не то чтобы остро – по здоровью все равно мне нельзя в ближайшие два-три года беременеть, – а вообще. Я знаю, что для христианина отказ от рождения детей – грех. Но я не хочу больше детей, мне даже подумать об этом страшно. И не то чтобы первый ребенок был тяжелый – болел, капризничал. Наоборот, все прекрасно. Но я не могу.

Я неправильная. Я люблю работать, мне это нравится в тысячу раз больше, чем сидеть дома с ребенком. Я, конечно, все равно работаю на дому, но это трудновато. А если не работать, я чувствую, что моя жизнь проходит зря. Все слова о том, что материнство – это высший труд женщины, меня не убеждают: я-то прекрасно знаю, что как профессионал я гораздо лучше. Но в то же время я ответственная мама, стараюсь много заниматься с ребенком. Просто так махнуть рукой на воспитание и бросить дочку на няню или бабушку тоже не могу (да и не на кого, честно говоря). А после мучений с попыткой наладить кормление грудью мне страшно даже подумать о том, что следующего ребенка надо будет опять кормить…

Может быть, у меня такое отношение потому, что я-то как раз росла с мамой-домохозяйкой (вынужденной домохозяйкой – болезнь заставила уйти с работы). И лучше никому от этого не было ни мне, ни ей. Мои родители прожили вместе 42 года, трое детей… И я всегда думала, что хочу трех-четырех детей, вот в чем смех-то. Потому у меня сейчас и «конфликт сценариев» – будь я изначально настроена на одного, так и проблемы не возникло бы. А вдруг оказалось, что не могу, что я себя чувствую, как в тюрьме.

Радости никакой, постоянные мысли о самоубийстве… Что со мной творится? Видимо, я просто не гожусь для материнства – но как это совместить с религией, ведь это эгоизм? При этом детей все равно хочется, вот в чем ужас-то.

Р.S. Уточнение: когда я пишу, что не хочу больше детей, речь идет о «сознательной», запланированной беременности. Если беременность наступит случайно, неожиданно – разумеется, никакого прерывания не будет, рожу и даже буду этому рада, как ни странно.

Что вы думаете об этом? Посоветуйте что-нибудь.

Наталия

Иерей Игорь ФОМИН,

священник храма Казанской иконы Божией Матери на Красной площади

Здравствуйте, Наталия! Ваше письмо показалось мне очень интересным, оно исполнено искренности и призыва к помощи.

Но я не стану давать указания: «Не рожай! Из такой хорошая мама не выйдет» или: «Рожай! Именно такой должна быть настоящая мать». Ни в каких канонах не сказано, сколько именно детей надо рожать, одного или двадцать. Все тут очень индивидуально. Православие – это религия свободы. Но важно, чтобы наша свобода не стала соблазном для окружающих. Как сказал апостол Павел: «Все мне позволительно, но не все полезно» (1 Кор. 6:12).

Давайте посмотрим на причину Вашей проблемы. Раз Вы задали этот вопрос – значит, он Вас волнует. У каждого человека есть совесть – динамик, через который с тобой говорит Господь. Значит, Ваша совесть неспокойна, и надо что-то менять.

Вера и религия: в чем разница?

В одном из отзывов на форуме прозвучала фраза, что религия Вам как пятая нога. Значит, человек не понимает, зачем нужна вера, считает ее лишь перечнем обременительных правил. Если так относиться к вере, она и впрямь становится ненавистной обузой. Есть, мол, правила этикета, дорожного движения, а есть религиозные правила.

Поэтому давайте сперва договоримся о терминах. Можно сказать, что вера и религия – это два разных уровня духовной жизни. Религия – это внешнее выражение веры человека. Религиозные люди живут по букве закона, они знают правила, ходят в храм, исповедуются и причащаются, соблюдают посты. Но все это происходит для них как бы параллельно их основной жизни. Словно они едут на лыжах с горки жизни и пытаются лавировать, вписаться в ворота нравственности. Можно всю жизнь быть религиозным, но так и не стать христианином.

Верующие же люди – это те, к кому пришел Господь. Они отличаются от других тем, что наполнены жизнью, светом, любовью. С ними приятно находиться рядом, даже просто помолчать вместе. В верующих есть что-то неземное, они становятся выше нравственности (я имею в виду нашу светскую, земную нравственность), выше этики и мирских устоев. У них это есть, но они уже выше этого. Они могут добровольно пожертвовать чем-то своим ради главного. Здесь примером могут служить дети.

Маленький ребенок, куда его ни возьми, везде найдет себе занятие, придумает, как себя развлечь. Ребенок полон радости, как бы ты ни был с ним строг. Через минуту, утерев слезы, он хватает тебя за руку: «Пошли скорее! Там очень важное дело. Надо построить в песочнице город».

Вы пишете, что если Господь пошлет Вам незапланированную беременность, то не станете делать аборт. И слава Богу, что у Вас такие мысли, твердые религиозные устои. Я думаю, Вы скорее верующий человек, но, видимо, сами себя загнали в нравственно-этические рамки религиозности. Человек осознает, что совершает грех, думает, что теперь не спасется, и впадает в отчаяние.

Парадокс многодетности

По своему опыту и опыту многих семей, с которыми знаком, я могу сказать о многодетности следующее. Забота с одним ребенком – это единица, с двумя – единица, умноженная на 1,25, а с тремя – и того меньше. То есть с каждым ребенком у тебя все меньше проблем, все меньше забот – такой парадокс.

Дети в многодетных семьях с самого раннего возраста растут самостоятельными, приучаются думать о других. Если спросить многодетных мам, они скажут, что семья начинается с троих детей. Один ребенок – эгоист, два ребенка всегда борются друг с другом, а трое – уже нормальные люди. С одним чересчур носятся, не знают, как с ним обращаться, ребенок становится этаким царьком. Двое всегда все мучительно делят между собой, начиная с мамы. А когда трое детей – все перекосы обычно сглаживаются. На троих мама не делится.

Я думаю, Вас угнетает именно то, что Вы всегда знали, что будете многодетной матерью. Вообще, в женщине заложен большой потенциал, как заметил один из отвечающих на форуме – около  20-25 детей. А женщина, которая рожает мало или не рожает вообще, должна куда-то реализовывать эти силы организма. Поэтому мы сейчас видим «железных» бизнес-леди… Вы профессионал в своем деле. Но будь у Вас 3 – 4 ребенка, этот профессионализм лишь умножился бы. Яблоко от яблони далеко не падает. Если родители занимаются своими детьми, те впитывают их опыт, черты характера. А вот один ребенок … как ни странно, он, как правило, не перенимает хорошие принципы родителей. Это все могут проверить на себе, ведь мы – поколение из «неполных семей», где один-два ребенка.

Главная цель христианина – спастись. И Господь наделил нас средствами ко спасению, оружием, как воинов. И от того, как мы этими средствами пользуемся, зависит исход битвы. Если мы плохо относимся к своим детям минус нам, если ленимся на работе – тоже минус, и так далее. А если у нас гармония в жизни, это только плюс, во всем нужна золотая середина. Кстати, многие священники советуют молодым мамам работать по мере сил, в том числе и на дому, чтобы не зацикливаться на бытовой суете. Да, нелегко уравновесить семью и работу. А никто и не обещал, что будет легко. Если ты пришел в храм, стал верующим – это не значит, что все проблемы в твоей жизни теперь решены. Храм – это же не бюро социальных услуг. Нет, проблемы останутся – изменится отношение к ним.

То, что Ваша дочка не болеет, не капризничает – это же замечательно и редкость в наше нервное время. Я надеюсь, что если Вы сохраните мир, спокойствие в своей душе, то и другие дети, если они появятся, станут такими же мирными людьми. Например, в нашей семье трое детей. И они тоже очень спокойные. Наверное, из-за того, что у меня матушка – замечательный, тихий человек. Когда дети были маленькими, мы даже не знали, когда у них резались зубки, такие они были спокойные.

Если говорить о понятиях «плохая мать» – «хорошая мать», эти понятия относительны. Мы не должны судить других, но и себя осуждать не стоит. Это дело Бога. Мы можем осознать свои грехи, знать, что мы не совершенны, и стараться исправить свои ошибки. Но впадать в отчаяние, дескать, «Ой, попаду в ад…» – не стоит. Мне кажется, человек прежде всего должен в своей жизни видеть не грех, а милость Божию. Грех – это уже следствие того, как мы злоупотребляем этой милостью. Если все наше внимание приковано к нам самим, к нашим грехам – где же тут место Господу, Его любви к нам?

«Мы хотим дать ребенку самое лучшее!»

Сегодня очень многие женщины задаются вопросом, стоит ли рожать, если мы живем в такое нелегкое время. Поверьте, Господь очень мудро распределяет все нужное для каждого человека. Сколько ты сможешь понести, столько и будет детей. Здесь очень важно доверять Богу. Это не значит плыть по течению и ничего не делать. Нет, это состояние, когда ты все, что с тобой случается, принимаешь без ропота на Бога. Когда ты умеешь радоваться своей жизни, а не унывать. Какая бы ни была полоса твоей жизни – светлая или темная – ты осознаешь, что это лучшее из всего, что могло с тобой произойти. Вот перед тобой встал необходимый жизненный экзамен. Это не значит, что надо опустить руки: «Господи, я Тебе доверяю, поработай-ка за меня». Нет, выучи все, что сможешь, подготовься. Но то, какой билет ты вытянешь, зависит уже не от тебя. Доверься Богу и тяни.

Посмотрите, какие счастливые многодетные родители или те, у кого семейные детские дома. А у них чаще всего мало денег, младшие дети донашивают одежду, обувь за старшими. В одном из комментариев прозвучало: «зачем рожать нищету?». На самом деле, это совсем не так. Говорят, не хватит денег вырастить детей? Могу ответить, что денег обычно никогда не хватает. Бедность и богатство сами по себе относительные понятия. Есть люди, у которых немного денег, но они богатые, потому что у них, по словам Адамыча из фильма «Старый Новый год»: «А что есть? А что надо. А что надо? А что есть». К сожалению, есть и обратные примеры: денег очень много, а счастья и удовлетворения нет.

Будущие родители часто говорят: «Мы хотим обеспечить своему ребенку самое лучшее. И пока рожать не будем. Или – мы хотим пожить для себя». Они предохраняются или делают аборты. И ведь часто это достаточно обеспеченные семьи. Им кажется, лучше убить ребенка во чреве. Меня удивляют люди, которые плачут над убитыми детьми в Беслане, а сами делают аборты. Там погибло несколько сот детей, а сколько абортов в год делают в России? Разве это не убийство? Просто то горе на виду, а это с виду незаметное. Надо любить не только пострадавших детей, но и своих собственных, которым можно реально помочь.

Наталия, под конец нашего разговора мне хотелось сказать Вам еще вот что. Во-первых, очень важно уметь получать удовольствие от домашних дел. Это вполне возможно. Приведу пример с того же форума журнала «Фома». Одна молодая мама оказалась на долгое время дома с ребенком. Сначала лезла на стенку, а потом занялась домом. Начала печь пироги по разным рецептам, сшила шторы, возобновила занятия на пианино. У нее появился интерес к жизни, да и в доме стало гораздо уютнее. Она не оглядывалась назад, а научилась ориентироваться в данной ситуации. И главное, помнить, что во всех этих мелких домашних делах может выражаться не тоска по «вольной» жизни, а любовь к близким.

Во-вторых, не надо ощущать себя жертвой домашней рутины. Пусть иногда что-то окажется недоделанным. Прекрасно, когда мама может найти время съездить в гости или просто погулять по парку, посидеть на лавочке и съесть мороженое, отдохнуть и поразмышлять. Тогда усталость пройдет, а дом и дети будут в радость.

Записала Елена МЕРКУЛОВА

foma.ru

Я не хочу больше детей, точка

Если ребенок один, это плохо, хорошо или нормально? Есть ли вообще норма для семьи – бездетность, многодетность..? Мы получили искреннее письмо от нашей читательницы – мамы одного ребенка – и попросили ответить психолога-консультанта Аркадия Харьковского, преподавателя центра дополнительного образования факультета психологии МПИ святого Иоанна Богослова, многодетного отца.

Когда родилась моя дочка, я ощутила непомерную полноту, счастье захлестывало меня. Мне казалось, что это какое-то необыкновенное существо, маленькая чудесная красавица. Я была еще студенткой и год честно отсидела в академе. Это был сложный год, прямо скажем. Я совершенно не была готова в столь молодом возрасте погрузиться во все эти пеленки, распашонки, подгузники… Тем более что я перфекционист, и у меня, конечно же, все должно было быть на все сто: выглажено, чисто, убрано, развитие по книжечке, прочая, прочая. Я много занималась с ребенком, гуляла не меньше скольки-то там часов, в годик она у меня уже говорила много слов, в полтора — цитировала наизусть стихи Пушкина, пела несложные мелодии, так как одарена хорошим слухом.

Но самое главное — у нее был очень сильный диатез. Да и сейчас остается, ей 6 лет. Такой сильный, что тут были и бессонные ночи, и присохшие к подушке корки от «текущих» щек в коростах. Понятно, что лечили везде и по-всякому. Еле-еле вот сейчас только начинаем приходить в какую-то норму. Про бессонные ночи могу написать отдельное письмо: иногда я спала «вполглаза» много ночей напролет, дочка чесалась или ворочалась, или просыпалась каждый час: пить, на горшок… Да и до сих пор спит плохо — то ли ночные кошмары, то ли еще что-то, но может ночью с криком проснуться или очень долго вечером не заснуть.

К чему я это все пишу? К тому, что я не хочу больше детей, точка. Я считаю себя христианкой, но не разделяю мнение о том, что семья должна быть обязательно многодетной. Скажу больше: многие многодетные либо живут в каких-то ужасающих меня отношениях, либо вообще разводятся. Нормальные многодетные семьи я вижу только у священников. Да и то не факт, что там все нормально внутри, может быть, это просто маска.

Другие примеры рядом: мама вырастила дочку одна, прекрасные отношения, прекрасный ребенок. В другой семье один сын — нормальные отношения, достойный ребенок, отправили учиться за рубеж, так как на одного вполне хватает средств. Многодетные же постоянно говорят о том, как не хватает денег. И я прекрасно это понимаю: это же сколько надо зарабатывать, чтобы поднять трех-четырех детей!

Кроме того, я не вижу себя под ярмом еще одного малыша. Вожу дочку на кружок и наблюдаю вечно взмыленных мам с младенцами в колясках. Того трясет, на эту орет-поторапливает. Ради чего это? Я не представляю, как снова окунусь в кошмар бессонных ночей, прикормов, болящих животов, бесконечных докторов. Мне несимпатичны семьи с двумя-тремя маленькими детьми даже на отдыхе: вечно кто-то ревет, родители взведены, отношения у всех между собой собачьи. Не нахожу ни одной причины, чтобы окунуться во все это.

Только сейчас я немного оправилась от сложного периода младенчества. У меня интересная работа, наконец-то мы семьей можем выезжать куда-то. Я вижу будущее только в прекрасных светлых тонах: дочь растет, мы все вместе путешествуем. Я развиваюсь, расту в своей профессиональной деятельности, собираюсь повысить квалификацию, поучиться. С мужем только как-то нормализовались отношения, так как, конечно, на почве первых трех лет дочки были всякие разногласия. «Ты встань к ней, нет, ты встань к ней». Все это проходили, думаю.

Второй ребенок? Нет, нет и нет. Не хочу, конечно, думать о каких-то кардинальных мерах, но предохранялась и буду предохраняться. Хочу дать своему ребенку все, что могу, а не делить на двоих или троих. Я сама была старшей, родители, конечно, не орали на меня, как вижу вокруг, но внимания я явно недополучила. Жизнь открывается сейчас для меня во всей своей красе и возможностях, и погребать это все под годами декрета я совершенно не хочу. Думаю, что свой долг материнства я выполнила. И моя семья вполне гармонична.

Читаю статьи на вашем сайте — «как вернуть аппетит к материнству», и не понимаю — зачем??? То есть он и так у меня не потерян. Я мама своей дочки и буду ее мамой всю ее жизнь. Аппетит к этому у меня никуда не девался. И я не думаю, что я обязана этот аппетит делить на 3 или 4 детей…

Аркадий Харьковский

Собственно, после слов «я не хочу больше детей, точка» разговор, как правило, заканчивается, потому что добавить нечего. Автор письма высказалась, поставила точку и все… Но после этой точки текста написано даже больше, чем до нее. Значит, мысль не успокоилась, она продолжается, наверное, потому что не успокаивается и сам автор.

Попробуем, если это возможно, успокоить его.  Используем самый беспроигрышный вариант. Итак: не волнуйтесь, все хорошо, ведь каждый имеет право на «свободу выбора», «качественную жизнь», «достойное будущее» и т. д. С этой точки зрения вы абсолютно правы: лучше обеспечить «достойную жизнь» одному, чем недостойную нескольким. Можно сравнить это с садом, хозяин которого решил посадить лишь одно дерево, потому что боится, что ему не хватит воды на несколько. Да и хлопотно это — ухаживать за несколькими растениями сразу. Зато можно полностью сосредоточиться на одном и при этом чувствовать себя замечательным садовником, формировать крону дереву, подкармливать и т.д.

Проблема в том, что семья — это не сад, принадлежащий одному хозяину. Семья — это целое, которое, как гласит один психологический закон, больше суммы своих частей. И это целое имеет свою логику развития. Свою, а не навязанную извне или изнутри. Извне — формальными требованиями, а изнутри — планами одного из входящих в нее людей.

Кто сказал вам, что семья должна быть многодетной? Семья должна быть — как семья, как живой организм, как тело (ведь она — малая Церковь, а Церковь — это Тело). И в этом живом теле семьи, в этом живом организме происходят разные процессы, в том числе и рождение детей. Это происходит внутри семьи как целого, а не просто по воле одного из ее членов. И дело не в числе детей. Нельзя использовать детей как показатель «воцерковленности» или как бонусы для Царствия Небесного. Дети — не предметы, это другие жизни, возникающие и возрастающие внутри семьи.

Многодетность — это состояние семьи. Оно не «лучше» и не «хуже», чем у «малодетной», оно просто другое. Оно не более, но, конечно, и не менее проблемно, просто там другие проблемы.

Кстати, еще о долженствовании. Вы говорите, что выполнили долг материнства. Откуда этот долг взялся, если ваша семья — это ваш выбор? Перед кем вы были в долгу до рождения дочки?

Если эти слова о долге — признак какой-то внутренней борьбы, не боритесь с собой. У вас был сложный период после рождения первого ребенка. Это темное, проблемное прошлое, которое вы противопоставляете светлому будущему, в которое вы стремитесь. Пусть так и будет. Но старайтесь прислушиваться к тому, что происходит в вашей семье, а не только в вашей душе.

P.S. Есть еще вопрос. Просто в письме об этом не сказано ни слова. Что думает ваш муж по этому поводу?

И самый последний вопрос. Вы пишете, что хотите дать ребенку все, что можете. А если ваша любимая дочка в какой-то момент попросит у вас братика или сестричку… Что вы ей ответите?

www.matrony.ru

«Я не хочу больше детей…» | Азбука воспитания

Увы, но это реальность. Молодые женщины, выйдя замуж, стремятся избегать беременности. И речь не только о мирянках. Православные женщины сомневаются, надо ли им рожать детей…

На Интернет-форум журнала «Фома» пришло письмо от Наталии, где затронута непростая тема — что делать, если ты, считая себя христианкой, не хочешь больше детей? И сколько вообще детей должно быть в православной семье? Письмо Наталии породило бурную дискуссию читателей — верующих и далеких от Церкви, даже отрицательно относящихся к религии как таковой.

Мы хотим познакомить вас с их мнениями и комментарием священника, поскольку с подобными вопросами обычно обращаются к духовнику.

Письмо в редакцию

Помогите мне разобраться в себе. Дело в том, что я не хочу больше детей. У меня сейчас дочка девяти месяцев. Вопрос стоит не то чтобы остро — по здоровью все равно мне нельзя в ближайшие два-три года беременеть, — а вообще. Я знаю, что для христианина отказ от рождения детей — грех. Но я не хочу больше детей, мне даже подумать об этом страшно. И не то чтобы первый ребенок был тяжелый — болел, капризничал. Наоборот, все прекрасно. Но я не могу.

Я неправильная. Я люблю работать, мне это нравится в тысячу раз больше, чем сидеть дома с ребенком. Я, конечно, все равно работаю на дому, но это трудновато. А если не работать, я чувствую, что моя жизнь проходит зря. Все слова о том, что материнство — это высший труд женщины, меня не убеждают: я-то прекрасно знаю, что как профессионал я гораздо лучше. Но в то же время я ответственная мама, стараюсь много заниматься с ребенком. Просто так махнуть рукой на воспитание и бросить дочку на няню или бабушку тоже не могу (да и не на кого, честно говоря). А после мучений с попыткой наладить кормление грудью мне страшно даже подумать о том, что следующего ребенка надо будет опять кормить…

Может быть, у меня такое отношение потому, что я-то как раз росла с мамой-домохозяйкой (вынужденной домохозяйкой — болезнь заставила уйти с работы). И лучше никому от этого не было ни мне, ни ей. Мои родители прожили вместе 42 года, трое детей… И я всегда думала, что хочу трех-четырех детей, вот в чем смех-то. Потому у меня сейчас и «конфликт сценариев» — будь я изначально настроена на одного, так и проблемы не возникло бы. А вдруг оказалось, что не могу, что я себя чувствую, как в тюрьме.

Радости никакой, постоянные мысли о самоубийстве… Что со мной творится? Видимо, я просто не гожусь для материнства — но как это совместить с религией, ведь это эгоизм? При этом детей все равно хочется, вот в чем ужас-то.

Р.S. Уточнение: когда я пишу, что не хочу больше детей, речь идет о «сознательной», запланированной беременности. Если беременность наступит случайно, неожиданно — разумеется, никакого прерывания не будет, рожу и даже буду этому рада, как ни странно.

Что вы думаете об этом? Посоветуйте что-нибудь. Наталия (Имя автора письма изменено. — Ред.)

Иерей Игорь Фомин,  священник храма Казанской иконы Божией Матери на Красной площади:

— Здравствуйте, Наталия! Ваше письмо показалось мне очень интересным, оно исполнено искренности и призыва к помощи.

Но я не стану давать указания: «Не рожай! Из такой хорошая мама не выйдет» или: «Рожай! Именно такой должна быть настоящая мать». Ни в каких канонах не сказано, сколько именно детей надо рожать, одного или двадцать. Все тут очень индивидуально. Православие — это религия свободы. Но важно, чтобы наша свобода не стала соблазном для окружающих. Как сказал апостол Павел: «Все мне позволительно, но не все полезно» (1 Кор. 6:12).

Давайте посмотрим на причину Вашей проблемы. Раз Вы задали этот вопрос — значит, он Вас волнует. У каждого человека есть совесть — динамик, через который с тобой говорит Господь. Значит, Ваша совесть неспокойна, и надо что-то менять.

Вера и религия: в чем разница?

В одном из отзывов на форуме прозвучала фраза, что религия Вам как пятая нога. Значит, человек не понимает, зачем нужна вера, считает ее лишь перечнем обременительных правил. Если так относиться к вере, она и впрямь становится ненавистной обузой. Есть, мол, правила этикета, дорожного движения, а есть религиозные правила.

Поэтому давайте сперва договоримся о терминах. Можно сказать, что вера и религия — это два разных уровня духовной жизни. Религия — это внешнее выражение веры человека. Религиозные люди живут по букве закона, они знают правила, ходят в храм, исповедуются и причащаются, соблюдают посты. Но все это происходит для них как бы параллельно их основной жизни. Словно они едут на лыжах с горки жизни и пытаются лавировать, вписаться в ворота нравственности. Можно всю жизнь быть религиозным, но так и не стать христианином.

Верующие же люди — это те, к кому пришел Господь. Они отличаются от других тем, что наполнены жизнью, светом, любовью. С ними приятно находиться рядом, даже просто помолчать вместе. В верующих есть что-то неземное, они становятся выше нравственности (я имею в виду нашу светскую, земную нравственность), выше этики и мирских устоев. У них это есть, но они уже выше этого. Они могут добровольно пожертвовать чем-то своим ради главного. Здесь примером могут служить дети.

Маленький ребенок, куда его ни возьми, везде найдет себе занятие, придумает, как себя развлечь. Ребенок полон радости, как бы ты ни был с ним строг. Через минуту, утерев слезы, он хватает тебя за руку: «Пошли скорее! Там очень важное дело. Надо построить в песочнице город».

Вы пишете, что если Господь пошлет Вам незапланированную беременность, то не станете делать аборт. И слава Богу, что у Вас такие мысли, твердые религиозные устои. Я думаю, Вы скорее верующий человек, но, видимо, сами себя загнали в нравственно-этические рамки религиозности. Человек осознает, что совершает грех, думает, что теперь не спасется, и впадает в отчаяние.

Парадокс многодетности

По своему опыту и опыту многих семей, с которыми знаком, я могу сказать о многодетности следующее. Забота с одним ребенком — это единица, с двумя — единица, умноженная на 1,25, а с тремя — и того меньше. То есть с каждым ребенком у тебя все меньше проблем, все меньше забот — такой парадокс.

Дети в многодетных семьях с самого раннего возраста растут самостоятельными, приучаются думать о других. Если спросить многодетных мам, они скажут, что семья начинается с троих детей. Один ребенок — эгоист, два ребенка всегда борются друг с другом, а трое — уже нормальные люди. С одним чересчур носятся, не знают, как с ним обращаться, ребенок становится этаким царьком. Двое всегда все мучительно делят между собой, начиная с мамы. А когда трое детей — все перекосы обычно сглаживаются. На троих мама не делится.

Я думаю, Вас угнетает именно то, что Вы всегда знали, что будете многодетной матерью. Вообще, в женщине заложен большой потенциал, как заметил один из отвечающих на форуме — около  20-25 детей. А женщина, которая рожает мало или не рожает вообще, должна куда-то реализовывать эти силы организма. Поэтому мы сейчас видим «железных» бизнес-леди… Вы профессионал в своем деле. Но будь у Вас 3 — 4 ребенка, этот профессионализм лишь умножился бы. Яблоко от яблони далеко не падает. Если родители занимаются своими детьми, те впитывают их опыт, черты характера. А вот один ребенок … как ни странно, он, как правило, не перенимает хорошие принципы родителей. Это все могут проверить на себе, ведь мы — поколение из «неполных семей», где один-два ребенка.

Главная цель христианина — спастись. И Господь наделил нас средствами ко спасению, оружием, как воинов. И от того, как мы этими средствами пользуемся, зависит исход битвы. Если мы плохо относимся к своим детям минус нам, если ленимся на работе — тоже минус, и так далее. А если у нас гармония в жизни, это только плюс, во всем нужна золотая середина. Кстати, многие священники советуют молодым мамам работать по мере сил, в том числе и на дому, чтобы не зацикливаться на бытовой суете. Да, нелегко уравновесить семью и работу. А никто и не обещал, что будет легко. Если ты пришел в храм, стал верующим — это не значит, что все проблемы в твоей жизни теперь решены. Храм — это же не бюро социальных услуг. Нет, проблемы останутся — изменится отношение к ним.

То, что Ваша дочка не болеет, не капризничает — это же замечательно и редкость в наше нервное время. Я надеюсь, что если Вы сохраните мир, спокойствие в своей душе, то и другие дети, если они появятся, станут такими же мирными людьми. Например, в нашей семье трое детей. И они тоже очень спокойные. Наверное, из-за того, что у меня матушка — замечательный, тихий человек. Когда дети были маленькими, мы даже не знали, когда у них резались зубки, такие они были спокойные.

Если говорить о понятиях «плохая мать» — «хорошая мать», эти понятия относительны. Мы не должны судить других, но и себя осуждать не стоит. Это дело Бога. Мы можем осознать свои грехи, знать, что мы не совершенны, и стараться исправить свои ошибки. Но впадать в отчаяние, дескать, «Ой, попаду в ад…» — не стоит. Мне кажется, человек прежде всего должен в своей жизни видеть не грех, а милость Божию. Грех — это уже следствие того, как мы злоупотребляем этой милостью. Если все наше внимание приковано к нам самим, к нашим грехам — где же тут место Господу, Его любви к нам?

«Мы хотим дать ребенку самое лучшее!»

Сегодня очень многие женщины задаются вопросом, стоит ли рожать, если мы живем в такое нелегкое время. Поверьте, Господь очень мудро распределяет все нужное для каждого человека. Сколько ты сможешь понести, столько и будет детей. Здесь очень важно доверять Богу. Это не значит плыть по течению и ничего не делать. Нет, это состояние, когда ты все, что с тобой случается, принимаешь без ропота на Бога. Когда ты умеешь радоваться своей жизни, а не унывать. Какая бы ни была полоса твоей жизни — светлая или темная — ты осознаешь, что это лучшее из всего, что могло с тобой произойти. Вот перед тобой встал необходимый жизненный экзамен. Это не значит, что надо опустить руки: «Господи, я Тебе доверяю, поработай-ка за меня». Нет, выучи все, что сможешь, подготовься. Но то, какой билет ты вытянешь, зависит уже не от тебя. Доверься Богу и тяни.

Посмотрите, какие счастливые многодетные родители или те, у кого семейные детские дома. А у них чаще всего мало денег, младшие дети донашивают одежду, обувь за старшими. В одном из комментариев прозвучало: «зачем рожать нищету?». На самом деле, это совсем не так. Говорят, не хватит денег вырастить детей? Могу ответить, что денег обычно никогда не хватает. Бедность и богатство сами по себе относительные понятия. Есть люди, у которых немного денег, но они богатые, потому что у них, по словам Адамыча из фильма «Старый Новый год»: «А что есть? А что надо. А что надо? А что есть». К сожалению, есть и обратные примеры: денег очень много, а счастья и удовлетворения нет.

Будущие родители часто говорят: «Мы хотим обеспечить своему ребенку самое лучшее. И пока рожать не будем. Или — мы хотим пожить для себя». Они предохраняются или делают аборты. И ведь часто это достаточно обеспеченные семьи. Им кажется, лучше убить ребенка во чреве. Меня удивляют люди, которые плачут над убитыми детьми в Беслане, а сами делают аборты. Там погибло несколько сот детей, а сколько абортов в год делают в России? Разве это не убийство? Просто то горе на виду, а это с виду незаметное. Надо любить не только пострадавших детей, но и своих собственных, которым можно реально помочь.

Наталия, под конец нашего разговора мне хотелось сказать Вам еще вот что. Во-первых, очень важно уметь получать удовольствие от домашних дел. Это вполне возможно. Приведу пример с того же форума журнала «Фома». Одна молодая мама оказалась на долгое время дома с ребенком. Сначала лезла на стенку, а потом занялась домом. Начала печь пироги по разным рецептам, сшила шторы, возобновила занятия на пианино. У нее появился интерес к жизни, да и в доме стало гораздо уютнее. Она не оглядывалась назад, а научилась ориентироваться в данной ситуации. И главное, помнить, что во всех этих мелких домашних делах может выражаться не тоска по «вольной» жизни, а любовь к близким.

Во-вторых, не надо ощущать себя жертвой домашней рутины. Пусть иногда что-то окажется недоделанным. Прекрасно, когда мама может найти время съездить в гости или просто погулять по парку, посидеть на лавочке и съесть мороженое, отдохнуть и поразмышлять. Тогда усталость пройдет, а дом и дети будут в радость.

Записала Меркулова Елена

Фома

Примечание МС. Я бы ответил — не хотите рожать — не рожайте!

Желание иметь больше детей — это естественное желание гармоничного и доброго человека.

Есть люди и роды семьей, умножение которых в принципе нежелательно для общества, т.к. они несут в себе деструктивные модели поведения. При этом именно эти модели поведения и самоограничивают рост этих семей. Если они найдут в себе силы к  к лучшему, изживут собственный эгоизм, осознают дисгармоничные модели поведения, специфические семейные страсти, то у таких людей появиться желание многодетности.

Поэтому считаю, этот ответ священника не в тему. На такой вопрос следует размышлять о психологических причинах, вызывающих неприязнь к детям, а не размышлять о том, как хорошо быть многодетным.

azbyka.ru

«Пожалуйста, не осуждайте меня, но я не хочу больше детей»

Она понимала, что такой ответ будет выглядеть странно, поэтому просто рассмеялась и сказала врачу, что пока не готова рожать второго ребенка. Хотя на самом деле имела в виду — никогда не готова. Она все еще выглядела как беременная, гормоны заставляли рыдать от любой ерунды типа поздней доставки пиццы, а спать за две недели удалось не больше 10 минут подряд. Вместе с мужем они решили — одного ребенка им достаточно.

Время не заставило их передумать. Недавно журналистка Лорен Браун Уэст-Розенталь написала откровенный текст о своем твердом решении не заводить больше детей.

«Моя беременность сильно на меня повлияла. Прошел уже 21 месяц после родов, а я все еще не могу привести в порядок свои гормоны и обмен веществ. В первые месяцы дочери я была очень нервной и потеряла работу и попала в мир фриланса. Разрываться между ребенком и работой — не лучшее занятие для молодой матери. Мой муж работает врачом, у него три ночные смены в неделю и он не мог иногда подменять меня по ночам, когда малышка рыдала. Материнство оказалось сложной эквилибристикой с огромным количеством обязанностей, с чем я так и не смогла смириться. Возможно, потому что вообще всегда сомневалась, что смогу стать чьей-то мамой.

Когда мне было 28, я навестила лучшую подругу в больнице после рождения ее первого ребенка. Вошла медсестра с этим маленьким плачущим свертком на руках и оставила его нам. Я была уверена, что вскоре она вернется — это же беспомощный младенец, родившийся пару часов назад, ухаживать за такими — ее работа! Но пока я нервничала, размышляя об этом, моя подруга просто поменяла ему подгузник и начала кормить грудью, как будто во всем этом не было ничего сложного. Ее врожденный инстинкт сделал свое дело, пока у меня пронеслась перед глазами вся моя жизнь. «Пожалуй, я обойдусь без детей», решила я по дороге домой. Я могла путешествовать, поздно ложиться спать и не испытывать стресс от того, что ты несешь ответственность за чью-то жизнь.

В 31 год я встретила своего мужа. На то, чтобы решиться стать родителями, нам потребовалось некоторое время. Но где-то между помолвкой и первой годовщиной свадьбы материнский инстинкт взял верх — тот, который напрочь отсутствовал, когда я навещала подругу в больнице. Я вдруг поняла, что хочу ребенка. Мой муж будет ему невероятным отцом. Мы оба решили, что будем жалеть, если хотя бы не попробуем забеременеть. Когда тест показал положительный результат, мы были так счастливы, как никогда в жизни. Несмотря на постоянные нервы и тревоги, материнство оказалось для меня чем-то естественным. Я наслаждалась, когда кормила Милу грудью и поражалась (и до сих пор поражаюсь) ее новым умениям и достижениям. Мы с мужем сотворили живое существо, которое растет, меняется и радует нас каждый день. Наша семья стала полноценной.

И так же инстинктивно, как я поняла, что готова иметь ребенка, сейчас я понимаю, что больше мы не будем заводить детей. Мы с мужем абсолютно синхронно пришли к этому решению: мы готовы прожить свою жизнь как семья из трех человек.

Мы оба были старшими детьми в наших семьях, имея двоих младших братьев и сестер. И мы видели, как трудно было родителям балансировать между детьми, уделяя внимание каждому. Даже сейчас, когда все повзрослели, появляется чувство обиды, если родители делают что-то только для одного своего ребенка. Мы любим и уважаем своих родителей, но мы не готовы ставить себя в такое же положение

Общаясь с другими мамами, я поняла, что мы одиноки в своем решении. Все разговоры происходят примерно по такому сценарию: сначала все делятся своими историями о родах, затем обсуждают материнские заботы и страхи (мой не спит по ночам, мой постоянно плачет и т. д.) и, наконец, доходят до планов по рождению следующих детей. Меня не перестает удивлять то, как большинство женщин заранее уверены в этом и могут сказать что-то вроде «Я хочу троих детей с разницей в возрасте в два года, но я не хочу рожать зимой, поэтому мы будем пытаться в эти праздники…».

Я обычно честно признаюсь — мы хотим только одного ребенка, но при этом допускаем, что может случиться всякое. Это проще, чем иметь потом дело с поднятыми бровями и кивать, когда кто-нибудь скажет, что мы передумаем, когда Мила подрастет. Я не перевязала трубы, мой муж не сделал вазэктомию (мужская стерилизация), так что да, случиться может всякое, но все же это маловероятно.

Но однажды у меня спросили об этом лично.

В одну группу с Милой ходит ребенок, чья мама пытается опять забеременеть. И она начала спрашивать у других родителей, пытаются ли они тоже, а если не сейчас, то когда? И я прямо сказала ей, что не пытаюсь и не собираюсь делать это когда-либо, на что женщина практически упала мне в ноги, умоляя меня передумать. Она говорила, что когда ее ребенку было шесть месяцев, она тоже обсуждала с мужем возможность остановиться, но затем их взгляды изменились, а значит, изменятся и мои, она обещает.

Что именно вы обещаете? Круглосуточную ежедневную помощь? Финансовую безопасность? Лекарство от стресса? Большой дом и график работы, который можно будет совмещать с малышм? Что моя беременность пройдет без осложнений? (меня ничего не беспокоило все 9 месяцев, тем не менее, пришлось делать экстренное кесарево, как будто в сериале «Анатомия Страсти»).

Но эта агрессивная женщина была лишь началом. Каждый человек, от водителя такси до дальнего знакомого, пытается убедить меня, что иметь одного ребенка эгоистично, несправедливо по отношению к моей дочери и шокирует их больше, чем если бы я сказала, что вообще не хочу иметь детей. Подозреваю, что эти люди сами не уверены в своем желании продолжать рожать и проецируют свою тревогу и неуверенность на меня. Иначе откуда им знать, сколько детей я на самом деле хочу иметь.

Мила растет, и, конечно, бывают дни, когда мне кажется, что она только выиграет от появления младшего брата. Но это означает вновь пройти через стресс зачатия, беременности и непредсказуемости жизни с новорожденным. А это не то, чего хотим мы с мужем. Несмотря на то, что мы не можем вспомнить, как жили до появления Милы, мы знаем точно, каким хотим видеть свое будущее, и там точно нет еще одного ребенка.

Если вы не хотите больше детей и не знаете, что отвечать многодетным мамам, говорите просто: «Это хорошо для вас, но не для меня». Однажды не менее пяти моих знакомых объявили, что ждут второго ребенка. Некоторые из этих беременностей были запланированными, некоторые — результатом многочисленных попыток, а некоторые — шокирующим известием для этих пар. Но я никому не сказала, что они пожалеют о втором ребенке, должны быть более осторожными или о том, что с одним ребенком они будут счастливее. Я просто искренне поздравила их, надеясь, что после прибавления они почувствуют свои семьи полноценными, также, как это почувствовали мы, когда родилась наша единственная дочь.

Источник: redbookmag.com

www.goodhouse.ru

Почему ты не хочешь ребенка?

Мальчики играют с машинками, девочки — в дочки-матери, а когда вырастают, обзаводятся тем, о чем мечтали в детстве. Французы говорят, что первый ребенок — это последняя кукла. Но что если куклы тебя никогда не интересовали?

Ты, как мальчики, играла с машинками. Или вместо пупсов у тебя были красотки Барби, которые чистят перышки в шезлонгах и развлекаются на вечеринках, а вовсе не кормят орущее чадо и не меняют ему подгузники. Значение ролевых игр нельзя недооценивать. С их помощью мы осваиваем мир, вписывая себя в него. Если желания примерить на себя роль мамы не возникало в пять лет, стоит ли удивляться, что оно не приходит и в тридцать?

Хотеть ребенка — естественно. Так задумано природой. Но и не хотеть ребенка тоже нормально. Ведь мы не только природные существа, но и социальные. Над базовыми инстинктами — самосохранения или продолжения рода — у нас столько всего сверху наворочено, что порой они не в силах достучаться до сознания. Ты строишь жизнь, и результат тебя вполне удовлетворяет. Нет ощущения, что в ней кого-то или чего-то не хватает. А раз все есть, зачем что-то менять? Мало ли куда эти перемены тебя заведут. Вдруг станет хуже? Да и можно ли хотеть то, чего никогда не пробовала? Икру морского ежа, например. Ты ее раньше не ела, поэтому тоски по ней не испытываешь. Роль мамы ты тоже не примеряла — не играла в куклы, не сидела с младшими братьями и сестрами, не нянчила племянников, поэтому не можешь знать наверняка, твое это или нет. Между прочим, китайцы, в целях снижения рождаемости обязавшие своих граждан обзаводиться только одним ребенком, через 20−30 лет столкнулись с тем, что вот эти единственные дети, выросшие без братьев и сестер, собственных малышей вообще не хотят. Потому что опыта заботы о младенце в родительской семье у них не было.

  • Гибель девятилетней девочки спровоцировала беспорядки в Саратове: видео

Контрацептивная установка

Аппетит, как известно, приходит во время еды. И потребность в материнстве тоже. Раньше природе не требовалось заручаться нашим желанием иметь ребенка. Потому что если мы будем выбирать подходящий момент, то можем протянуть до ста лет. А ей это невыгодно! Вот почему инстинкты заставляют нас хотеть не столько детей, сколько секса. Ведь раньше, если случалась беременность, уже особого выбора не было — рожать или не рожать.

С появлением контрацептивов в этой схеме произошли системные сбои. Инициатива перешла к нам. Мы вольны выбирать идеальное время, ждать, когда придет желание завести ребенка. Но вся беда в том, что желание приходит далеко не ко всем и момент не всегда бывает подходящим. К тому же, если всю сознательную жизнь предохраняться от беременности, ее отрицание укореняется в подсознании глубже, чем можно себе представить. Возникает стойкая контрацептивная установка, стирающая желание стать мамой. Ты прислушиваешься к себе, но никакой потребности в ребенке не чувствуешь и решаешь, что еще не созрела для этого. А время уходит.

«Я думаю, что если к 30 женщина не захотела ребенка, то, скорее всего, она его и не захочет, — говорит Анюта. — Чем дальше, тем меньше будет хотеться, потому что с возрастом характер теряет эластичность. Становишься менее терпеливой, привыкаешь к свободе. Если не хочется — может, и не надо. Не всем же быть мамами! Но если вопрос о том, почему такого желания нет, не дает покоя, значит, потребность в малыше все-таки есть. Пусть даже на уровне ощущения, что без детей, может, и легче, но не совсем правильно. Хорошо, что до меня это вовремя дошло. Я родила ребенка без зова инстинкта, на свой страх и риск. Отчасти для галочки, чтобы „отстреляться“, а отчасти из любопытства, чтобы посмотреть, что получится из нашей с мужем генетической смеси. Меня не раздирал материнский голод, но я ничуть не жалею, что не стала дожидаться, когда захочу стать мамой. Инстинкт так и не пробудился. Пробудилось чувство долга и осознанной любви, которое возникает после того, как человека узнаешь и вложишь в него силы. Можно безумно хотеть детей, но быть плохой матерью. А можно и наоборот».

ПАМЯТЬ ДЕВИЧЬЯ Желание иметь детей посещает любую из нас по завершении полового созревания. Но оно настолько инстинктивно, что быстро забывается, если не реализуется. И к 25 ты уже сама веришь, что «никогда не хотела ребенка».

Ловушка природы

Одна моя знакомая неожиданно для себя испытала острейшую потребность стать мамой после практики в доме ребенка. Угодила, как говорят психологи, в пролактиновую ловушку. Пролактин — гормон гипофиза, пробуждающий родительский инстинкт. Это мина замедленного действия, заложенная природой под фундамент равнодушия к детской теме. Пока ты держишься на безопасном расстоянии от магазинов для молодых мам, парков, где они гуляют с колясками, песочниц и детских площадок, пролактин ничем о себе не напоминает. Потому что повода нет! Но стоит только прижать к груди теплого, сонного, розового, пахнущего молоком и детской присыпкой младенца (своего или чужого), как материнский гормон начинает усиленно вырабатываться в ошалевшем от неожиданности организме. Иногда в таком количестве, что у нерожавших девушек даже молоко появляется! Некоторым бывает достаточно просто забрести в отдел, где продают ползунки и распашонки, чтобы этот биологический таймер сработал.

Но самый мощный выброс пролактина происходит во время беременности и особенно — родов. Потому-то суррогатные мамы, согласившиеся побыть инкубаторами для чужого малыша, внезапно проникаются к нему иррациональной любовью. И ни за какие миллионы не соглашаются отдать изначально не желанное ими дитя биологическим родителям. А у тех тоже родительский гормон вовсю бушует, пока они наблюдают за суррогатной мамой и распаляют себя приготовлениями к рождению крохи. Хочешь хотеть ребенка? Встань поближе к беременной!

«Подруги, словно сговорившись, ходят беременные, — рассказывает 27-летняя Альбина. — Их пять! Может, это стадное чувство, но даже мне, которая ничего такого не планировала, вдруг захотелось в их компанию. Посмотрела на округлившиеся животики, прогулялась с каждой по „Детскому миру“ и поняла, что хочу того же. А раньше не было такого желания. Честно!»

Стечение обстоятельств

Люди порой не хотят иметь детей, потому что по каким-то причинам не могут. Они внушают себе это нежелание, потому что не хотеть — это все-таки лучше, чем не мочь. Самое очевидное — физическая неспособность. Подруга твердит всем, что не хочет «с этим связываться». А потом вдруг выясняется, что она, оказывается, не первый год лечится от бесплодия. Результата нет, вот она и убеждает себя и других, что не больно-то и надо было. Без ребенка проще: не придется уходить в декрет, выпадать из жизни, фигура не поплывет. Ну и замечательно!

Кто-то понимает, что не потянет ребенка финансово. Они-то как раз хотят детей… Но считают себя недостойными («с такой-то зарплатой!») стать родителями. И откладывают рождение ребенка на потом. А когда добиваются карьерных успехов и финансового благополучия, элементарно перегорают, утрачивая тягу к материнству. Агедония тридцатилетних — потеря интереса ко всему, ради чего действительно стоит жить, — распространенное явление, особенно в больших городах. Просто надо встряхнуться. Сделать паузу. Вспомнить, ради чего затевались все эти гонки с препятствиями по служебной лестнице. Обдумать дизайн детской, выбрать для нее обои, присмотреть кроватку. Любой шаг в этом направлении — способ разбудить задавленные тобой инстинкты.

У некоторых тревожно-мнительных особ при одной мысли о детях начинается паника. Ребенок будет полностью зависеть от меня. А вдруг я сделаю что-нибудь не так, а он заболеет? Уроню — и он что-нибудь себе сломает?

А может быть, ты не хочешь ребенка, потому что рядом с тобой не тот мужчина. Ты себе в этом не признаешься, но спинным мозгом чувствуешь, что появление третьего не укрепит ваш союз, а напротив, все только усложнит. «Как теперь понимаю, я в свое время не хотела детей, потому что не доверяла мужу и заранее стыдилась гипотетической участи матери-одиночки, — вспоминает Стася. — По большому счету я оказалась права. Хотя после беседы с психологом („раз он вас сюда привез — значит, для него это важно“) решилась. А муж сбежал, как только у малыша начали резаться зубки: детские крики мешали ему спать. А когда я встретила своего мужчину, желание родить возникло почти сразу. Я восприняла это чувство как гарантию того, что у нас будет все хорошо. И не ошиблась!»

НЕТ-ГОРМОНЫ У пролактина есть гормоны-антиподы — адреналин, кортизол и тестостерон. Они поддерживают в тебе постоянную готовность к борьбе, придают силы и мужества… Но убавляют женственность. Надпочечники рьяных карьеристок постоянно выбрасывают в кровь эти «нет-гормоны». Поэтому, если тебя тревожит отсутствие основного инстинкта, — остановись. Как ни печально, но перерыв в карьерной гонке сделать придется. Хотя бы ненадолго.

Не хочу быть как мама!

Если у тебя не складывались отношения с мамой, то нежелание иметь ребенка — это продолжение детского бунта: «Не хочу быть как она!» Психологи называют это нарушением родительской самоидентификации. Она может касаться и отношений с отцом: он ушел из семьи, бросил тебя, маленькую, было больно, и ты не хочешь, чтобы твой малыш испытал такую же боль. Но на самом деле больше всего на свете ты нуждаешься в том, чтобы пройти вместе с ребенком этот путь заново, по ходу дела переписав и собственное детство, исправив в нем то, что так сильно ранило тебя и до сих пор не дает покоя.

«Мне скоро 27, замужем 7 лет, детей нет, потому что за все это время мы ни разу не пробовали их заводить, — сообщает Наташа. — Предохраняемся, как шпионы. Мы оба терпеть не можем этих маленьких, орущих, вечно требующих чего-то существ. Хочется пожить в свое удовольствие, не всем же иметь детей, в жизни столько интересного… Взять мою маму. Была подающей надежды пианисткой, но родила меня, поставив крест на музыкальной карьере. И что? Папа ушел, когда мне еще года не было. Мама начала все заново с другим мужчиной. Но уже без детей. В том числе — и без меня. Я росла у бабушки с дедушкой, маму видела только по субботам. Раз в месяц. Ну и зачем она меня рожала? В детстве я ужасно переживала, что ее нет рядом, чувствовала, что мешаю ей наслаждаться жизнью, что не достойна ее любви. И не собираюсь повторять ее ошибки. А друзьям, которые заикаются про детей, я всегда отвечаю: «Вам надо — вы и рожайте, а от нас отстаньте! Мы детей не любим и калечить их своей нелюбовью не собираемся!»

За фасадом лозунга сhild-free всегда какая-то такая история. Люди не желают транслировать в поколениях свою детскую боль. Без психолога тут не обойтись! Как, впрочем, в большинстве случаев, когда родительский инстинкт отказывается напоминать о себе.

Хотеть детей — это норма жизни, задумка природы. Но постепенно ты привыкаешь к своему нежеланию — и уже как-то неловко от него отказываться, будить в себе родительские чувства: надо же будет объяснять всем вокруг, почему не хотела, но родила. Так что не загоняй себя в угол! От любви до ненависти, как известно, один шаг. И от нежелания иметь ребенка до стремления родить его во что бы то ни стало — тоже. Вот увидишь!

СЛАВЯНСКИЙ КРЕСТ В эпоху перестройки никто не хотел иметь детей — просто страшно было: криминальный беспредел, тотальный дефицит (из магазинов пропали пеленки и молоко, а из роддомов — самые необходимые медикаменты), сексуальная революция и массовая безработица. В таких условиях инстинкт самосохранения преобладал над инстинктом продолжения рода. Основной добродетелью считался трудоголизм, а он напрочь вытеснял из мозгов все мысли о детях и декретных отпусках. В результате в 1991 году мы получили «славянский крест»: кривая рождаемости пересеклась с кривой смертности и продолжила падать. Нынешние 20-летние — как раз те, кто, несмотря ни на что, умудрился родиться на пересечении «креста». Понятно, что для многих из них материнский инстинкт не столь уж безусловное явление.

Ирина Ковалева TAMARA SCHLESINGER

www.cosmo.ru


Смотрите также